www.udova-art.ru
a.udova@yandex.ru
+7 903-617-3132
о себе живопись текстиль ссылки
 
 

 

Мастер-класс:

Цветущие травы

Как я была стрекозой

Художник – это странник

Путешествие с этюдником на плече

Город текстильных фантазий

Методические рекомендации

РУЧНОЕ КОВРОТКАЧЕСТВО

 

 

 

 

Художник – это странник

 

Все мы проходим множество дорог. Вот мы идем, перемещаясь во времени и в пространстве, дуют ли вокруг нас ветры, светит ли солнце, нам надо пройти этот путь. Мы выбираем его сами, хотя не всегда это осознаем.
В пути нас сопровождают  мелодия – то тихая, то звучная – она вобрала  в себя главную тему нашей жизни. Мы не всегда слышим эту музыку, хотя ее, как и дорогу, мы выбираем сами.
С друзьями, которые шагают рядом, нас объединяет не только условия и  формальности взаимоотношений, а общее стремление увидеть то, что еще не видел, достичь тех мест, где еще не бывал. Мы выбираем своих спутников сами, хотя часто отрицаем это.
Мы бросаемся в странствия жизни в поисках единственной верной дороги, собственной дороги. Мы вдыхаем жизнь и создаем ее как рисуем картину.
Художник ищет свою тему, прислушиваясь к мелодии, которая всегда с ним на мягких лесных тропинках, в узких горных ущельях, на мокрых асфальтовых улицах города. Кажется, вот ты услышал и поймал самую важную ноту, бросаешься за кистью, но мелодия снова затихла, и ты снова ищешь ее.
Каждая серия холстов – это этапы твоего пути, повествующие об удачах и неудачах, о долгой кропотливой работе и о творческом вдохновении. Путешественник, оставляя дом с привычными мелочами, кладет в рюкзак самое необходимое и отправляется навстречу неведомому; окрыленный тем, что он сам решает, куда идти и когда остановиться.
Художник перед своим холстом отметает все лишнее и отдается работе: живет и страдает вместе со своей картиной. Здесь он - полновластный хозяин и волен создать то, что задумал, пройти собственный путь.
Мой путь начался в тот день, когда я переступила порог детской изостудии «Радуга», которой руководила Наталья Баженова. Мне было шесть лет, но я до мелочей помню это первое занятие: большой белый лист, приколотый на мольберт, я вожу по нему кисточкой, смешиваю на палитре акварель. На моем рисунке получилось ненастье: свинцовые тучи и большое дерево, врастающее в небо ветвями. Внизу была светло-желтая полоска: наверное, я рисовала золотую рожь. Огромное удовольствие я получала от заполнения листа красочными пятнами. С тех пор этот рисунок я ни разу не видела, но часто о нем вспоминаю. В моей семье не было художников, начала я всерьез увлекаться искусством под влиянием Н.Баженовой – сильной, талантливой, деятельной натуры.
Когда я поступила в МХПУ им. М.И.Калинина на специальность «ковроткачество», я была очень рада: у меня всегда была склонность к декоративному искусству. Я долгими часами просиживала в учебных мастерских, работать с нитками мне страшно нравилось. Иногда я задумываюсь, что было раньше: в моих еще детских рисунках появилась декоративность и поэтому я увлеклась прикладными вещами или наоборот: поскольку меня тянуло к прикладным вещам, то и в станковой живописи у меня много декоративного.
Потом я поступила на худграф МПГУ им. В.И.Ленина и увлеклась масляной живописью, но все равно тяга к прикладному искусству у меня осталась. Работу по гобелену я не оставляю и сейчас. Это моя слабость и страсть, хотя основное время я уделяю живописи.
Почти все мои новые замыслы рождались и рождаются под влиянием путешествий. Тягой к ним я обязана прежде всего чтению книг Жюля Верна. Его романы были чуть ли не единственными, которые я читала в детстве. Как мне всегда хотелось быть похожей на его героев! Они привлекали меня своей открытостью, честностью, благородством, бескорыстными стремлениями.
В детстве я много путешествовала с мамой. Мы побывали с ней вместе в старинных волжских городах и на море, в Прибалтике и на Украине.
Поступив в университет, я пришла в секцию туризма. Здесь мне тоже встретился человек, которому я обязана верой в свои силы. Это наш тренер Юра Качалов. Благодаря ему с поняла, что тоже могу нести целый день тяжелый рюкзак, подниматься с ним в горы, спать в палатке на снегу и пройти маршрут.
Мои живописные серии посвящены Уралу, Хибинам, Кенозеру. Путешествие – это и отдых, и работа. Художнику они всегда дают очень много. Об этом с восторгом пишут в своих воспоминаниях Репин, Рылов, Коровин, Остроумова-Лебедева.
Для городского человека ближайшие три дерева за чертой города – уже лес. Дойти раз в месяц до ближайшего лесопарка – «пообщаться с природой». В туристическом походе – все иначе. Здесь на многие десятки километров нет городов, нет дорог. Здесь деревья, поляны, реки – это твой город, место, где ты живешь. Вечером может идти дождь, а может ударить мороз, но ты все равно ставишь палатку и в любую погоду остаешься вместе с природой, живешь с ней вместе, ее жизнью. Надо иметь определенное мужество, чтобы пойти на множество лишений, однако, именно здесь ты ощущаешь необыкновенную свободу, не только от законов города, но и от себя самого.
Для меня очень важна обстановка, которая существует вокруг меня. Если я не чувствую  внутреннего комфорта, то я не могу работать, хотя иногда я берусь за кисть, пытаясь перебороть свое плохое настроение, дисгармонию окружающих звуков и образов. Иногда это получается, иногда нет. На пленэре, один на один с этюдником и холстом, я всегда себя чувствую свободно. Постепенно уходит то негативное, что мешает мне ощущать силы для осуществления замысла.
Помню яркий солнечный день в Хибинах. Мы поднялись на привал и стояли сраженные сверкающей красотой вершин, сахарными крупинками на камнях. Наши лица и сердца были открыты миру и ветру, казалось, что нам доступно все. Скатившись с привала в хвойное кружево долины, мы остановились среди чуть занесенных деревьев на привал. Нас всех что-то такое объединяло, то ли общая радость преодоления, то ли восторг перед красотой природы, то ли какая-то особенная грусть. Мы смеялись, шутили, рассматривали какие-то коряги и надувы снега над ними. Как мало и как много рассказали нам густые синие тени и розовые облака над хребтом.
Потом этот мотив стал основой для моей дипломной композиции в университете.
Сейчас, когда я работаю над картиной, я пытаюсь выразить кистью образы природы, которые мне кажутся гармоничными, интересными, вечными. Я  стараюсь уловить мгновения, но не сиюминутность, а то, что может сказать о чем-то постоянном.
Для меня очень важен  цвет, колорит. Я подолгу ищу, подбираю колера. Дорога живописи увлекает меня все дальше и дальше.
Сейчас я продолжаю путешествовать в экспедициях по стране с Домом научно-технического творчества молодежи, где преподаю живопись и гобелен.
Дороги, дороги… Сколько их было у каждого, сколько было ошибок, потерь, радости и успехов, сколько было всего, а что осталось? Дороги, дороги… Что осталось от них в нашей памяти? Может быть, именно такой солнечный день, купол неба над головой, горы, снежинки, редкие северные деревья и группа друзей, попавших в сказку, которую они сами сочинили и сами пели на мотив знакомой песни. Ведь был тот день восторга перед природой, я точно помню его, тот день, который стал новым этапом нашего пути.
Путешествовать, подолгу быть вдали от дома, странствовать, странствовать часто значит вызывать удивление необычным образом жизни, быть странным человеком. Странный, странствующий человек, идущий куда-то, ищущий, находящийся в пути вызывает недоумение, интерес и реже сочувствие.
Художник редко ощущает понимание людей, живущих рядом. Для них он странник – чудаковатый и непонятный.
Все же, давайте будем странствовать, искать свою дорогу. Вряд ли художнику легко на его пути, но все же он идет вперед.
«Путешествуйте, если можете…, все равно путешествуйте!» – так воскликнул в одном из романов сам Жюль Верн, и я думаю, это пожелание не лишено смысла.

 

Написано совместно с Алексеем Обуховым